Фланг (фланговый игрок) в футболе: что это значит, как понять?

Значение слова Фланг по словарю Брокгауза и Ефрона:

Фланг — правая и левая оконечности всякого расположения войск, называемые правым и левым флангом. В тактике могут быть Ф. каждого строя, боевого порядка, позиции, бивака, квартирного или сторожевого расположения, походной колонны и т. п.. в стратегии различаются Ф. армии при стратегическом ее развертывании или при совершении марша-маневра. Ф. есть слабая точка в расположении войск, наиболее чувствительная к ударам противника и в стратегии, и в тактике, так как войска могут развить наибольшую силу действия к стороне своего фронта. Поэтому атакующий всегда старается нанести противнику удар во фланг, т. е. произвести фланговую атаку. Значение фланговых атак увеличивается с развитием огнестрельного действия. взявши позицию (боевой порядок) противника со стороны Ф. под продольный или косвенный огонь, можно достигнуть гораздо большего поражения, чем при обстреливании с фронта. при таких условиях почти ни один снаряд не пропадает. С другой стороны, появление противника с Ф. производит сильное моральное впечатление на войска, которые отлично знают опасность продольного огня, а также и то, что в случае неудачи неприятель появится у них в тылу, захватит путь отступления, обозы, парки — одним словом, может лишить их всего необходимого для жизни и боя. Поэтому во всех положениях войск принимаются самые тщательные меры к обеспечению Ф. и к своевременному предупреждению войск об угрожающей им опасности. С этою целью на походе выдвигаются в стороны и вперед боковые отряды, а в бою устраивается так назыв. наблюдение за флангами, в большинстве случаев двоякое: от кавалерии — дальнее, высылаемое на 1—3 версты вперед, и от фланговых пехотных частей (фланговые дозоры) — ближнее, в 300—500 шагах в сторону от Ф. и вперед. Для противодействия фланговым атакам принимается уступное расположение войск, подготовляются уступом за флангами запасные позиции, занимаемые войсками из резерва, или же резервы приближаются к опасным Ф. Для производства атаки во Ф. надо охватить или обойти противника. И то, и другое сопряжено с опасностью: для охвата необходимо иметь более длинный боевой порядок, для обхода надо отделить особую часть войск. при равенстве сил охватывающий, растянувшись, может подвергнуться прорыву, обходящий может быть разбит по частям, а при неблагоприятных условиях — отброшен от своего пути отступления, т. е. подвергнуться тому же, что готовил своему противнику. Таким образом, производство фланговых атак требует расчета и большого искусства со стороны маневрирующих войск. Стоит вспомнить, как платились австрийцы за свои попытки обходить армию Бонапарта в 1796—97 гг. (Кастильоне, Риволи) — и в то же время какие страшные удары наносил им же Наполеон при помощи обходов (Маренго 1800 г., Ульм 1805 г., Регенсбург 1809 г. и др.). Превосходные образцы обходов: в 1870 г. — бои 16 и 18 августа под Мецом, в войне 1877 г. — Авлиар 3 октября и Шипка-Шейново 27 и 28 декабря. В будущих войнах ввиду трудности фронтальных атак даже наскоро укрепленных позиций борьба на Ф. должна получить самое широкое применение. Н. П. Михневич.

Прокачал тело и набрал массу – хотя отец боялся, что он останется самым мелким в ЦСКА

«Отец сначала переживал из-за моего роста, – признавался Марадишвили. – Боялся, что так и не вытянусь и останусь самым мелким в команде. Только после девяти-десяти лет я начал потихоньку расти. По спортивным причинам отец тоже волновался: если не попадал в состав – воспринимал близко к сердцу».

«На моих глазах он, такой худой и маленький, серьезно прибавил в массе. Когда понял, что это проблема, начал усиленно заниматься и набрал мышцы», – говорит Багдашкин.

Вратарь Максим Едапин сдружился с Марадишвили в дубле – и там помнит его крепким и мощным: «Справлялся со всеми нагрузками, все делал с легкостью. Очень следит за здоровьем, постоянно в тренажерном зале, правильно питается».

Христича антропометрия Марадишвили не волновала: «Даже если бы Костя не вытянулся, все равно заиграл бы на серьезном уровне: качества – мобильность, выносливость – позволяли. А еще – психологическая устойчивость». 

Проявить ее пришлось в молодежке. «Там у Кости был небольшой период, когда пришлось доказывать свою состоятельность», – говорит Христич. Едапин раскрывает подробности: «Было время, когда Костю хотели отчислять. Не нравился тренеру – Костя уже привык играть в центре, там получалось лучше. А его ставили обратно в защиту – , чтобы не мог справиться. Приходилось еще больше работать – но Костя всю карьеру пашет, и теперь мы видим, во что это вылилось».

Учился у Лама и тоже мечтал играть в центре. Перешел туда благодаря упражнению «квадрат»

Марадишвили брал пример с игроков своего амплуа – Одиа, Жиркова и Лама. Как и Филипп, он перешел с фланга в опорную зону – решением Олега Корнаухова (вместе поработали недолго). «В школе крайние защитники еще не получают высокой нагрузки, нечасто встречаются с мячом. В центре намного интереснее – вся игра через тебя идет, постоянно на мяче», – говорил Марадишвили «Чемпионату». 

Этот переход отлично помнит левый защитник Ренат Багдашкин, близкий друг Марадишвили по ЦСКА: «Сборы в Ватутинках, у нас тогда было много квадратов. Костя становился разыгрывающим в центре – и ему это нравилось. Олег Дмитриевич это заметил и на контрольных играх начал наигрывать его в центре поля. Костя легко вписался в игру и остался на этой позиции. Говорил мне, что сам хотел играть в центре. 

Костю принято сопоставлять с Вернблумом, но он все-таки более креативный – не только опорника может сыграть, но и под нападающим. Мне он скорее напоминает Френки де Йонга». 

«У меня по ходу игры Костя мог свободно перестроиться на другую позицию. Но была жесткая конкуренция, да и росточка не хватало, – говорит Христич. – Переход же – норма: Щенников начинал нападающим, а теперь защитник».

Футболка Щенникова, кстати, единственная в коллекции Марадишвили: выпросил после матча ЦСКА в Лиге чемпионов. 

Отец не пропускал тренировок, занимался с Марадишвили после травм и разбирал ошибки

Коба Марадишвили сам солидно играл в футбол. Карьера оборвалась вместе с крестообразными связками и мениском. Потом Коба бегал за фан-команды тбилисского «Динамо» в Киеве и Москве (туда переехал в 20 лет), а завязав окончательно, сосредоточился на сыне Константине. И не просто возил его каждый день из Путилково (Московская область) на Песчаную улицу и стадион «Октябрь». 

«Дядя Коба всегда присутствовал на матчах сына, – рассказывает Ренат Багдашкин (знакомы с Марадишвили семьями). – После они вместе разбирали игру Кости – в каком эпизоде он допустил ошибку и как ее исправить, чтобы в следующих матчах не повторять. А когда Костя получал травму, они с папой шли на коробку и делали упражнения. Я даже на некоторых присутствовал – мы вместе работали над тем, чтобы Костя быстрее втянулся в работу».

«С Кобой я общаюсь столько же, сколько с самим Костей, – говорит Христич. – Не помню, чтобы пропустил хоть одну тренировку сына (про игры и турниры не говорю). Он находил теплые слова для всей команды, не только для Кости – даже после поражений

Важно, что переживания нормальные: в тренерскую работу не лез, Косте с трибуны ничего не орал, у меня не требовал его выпускать

И требовать-то не надо было: Костя с первого же года не выпадал из обоймы и оставался ведущим игроком на протяжении лет. А конкуренция была приличная – 2000-й год в ЦСКА оказался сильным. Михаил Игнатов и иногда менявший Костю на фланге Павел Маслов теперь в «Спартаке» (так получилось, что сменили академию сразу после моего ухода из ЦСКА – совпадение ли это, промолчу)».

Марадишвили говорит, что ни за что не перешел бы в «Спартак»: «Это что-то за гранью». «Костя на сто процентов конь, – добавляет Едапин – Всю душу за ЦСКА отдавал, особенно в дерби. Как же мы закусывались со «Спартаком» – до драки, до крови!»

В Европе Марадишвили болел за «Барселону», а Багдашкин ее не любил. Друзья то и дело спорили, кто круче – Роналду или обожаемый Константином Месси. 

Слишком скромный и воспитанный – должен больше обострять, как Влашич

Агрессивность Марадишвили прививал отец: «Требовал быть злее на поле. Я хорошо усвоил, что на поле вообще нельзя быть добрым».

«Костя слишком самокритичен к себе, занимается самоедством, – считает Христич. – На первых порах вел себя слишком скромно, боялся себя проявить». Багдашкин подтверждает: «Помню, нужно было пробить, а Костя отдавал ненужную передачу, которая губила атаку. Он все еще старается обходиться без рискованных действий, лишний раз не станет обострять. Это объясняется тем, что Костя только начал играть в РПЛ – уверенность придет». 

«Я даже советовал родителям, как в мультике: «Купите ему озверина», – вспоминает Христич. – Костя не зажатый, просто какой-то слишком воспитанный. И тогда это отмечал, и сейчас прошу его быть понаглее. Он точно не сбавит к себе требований, он не подвержен звездной болезни, характер спортивный. Но почему не брать на себя больше инициативы – полезной, не безрассудной? 

Ничего, в школе тоже не сразу раскрылся, и здесь тоже нужно время. Отличный пример у него перед глазами – Влашич». 

Лидер и душа команды: поддерживал всех, обожал «Макдональдс» на районе и допоздна рубился в FIFA и UFC

«Костя немноголовный, не призывал за собой, как Дзюба – и все равно был одним из лидеров», – говорит Христич. Партнеры подтверждают, как важен он был для команды – на любой позиции и с любыми партнерами.

«Мы с семи лет, с первого набора бок о бок вместе – и со временем дружба не угасает, – признается Багдашкин. – Я уже два года в «Тамбове», но это не мешает нам общаться и поддерживать связь.

Костя всегда выслушает и поможет в трудной ситуации. Например, после моего ухода и ЦСКА – Костя писал мне и звонил. В ЦСКА он поддерживал новичков: одним из первых знакомился и рассказывал о команде, благодаря ему ребята быстрее вливались. За пределами поля всегда был примером – не зря стал капитаном команды».

Один из тех, кто благодарит Марадишвили за поддержку – Максим Едапин (сейчас вратарь «Тюмени»): «Я в ЦСКА не особенно часто играл, но Костя подбадривал: «Не расстраивайся, ни на кого не смотри, работай». Даже когда тренеры ко мне не очень относились, чехлили, Костя помогал».

Едапина сблизила с Марадишвили Юношеская лига УЕФА, комната на базе в Ватутинках (вместе жили на сборах) и совместно сданный ЕГЭ. А вот Багдашкин часто мотался к Константину в гости в Путилково: «Особенно после игр, в выходной. Ходили в кино, играли на коробке в футбол, а вечером – в приставку. В FIFA меня Костя обыгрывал чаще, но мы больше играли в UFC – и вот там я побеждал постоянно. 

Плейстейшн не давал нам рано ложиться, и отец Кости на нас часто ругался. Допоздна еще и просто гуляли, за это тоже прилетало: на следующий день могли не пустить на улицу. А самое жесткое наше преступление – наверное, «Макдональдс» недалеко от дома . Часто ходили туда по молодости». 

Марадишвили не так любит книги, как Едапин – даже подкалывал вратаря за литературу, которую тот брал с собой: «Иди читай». Но учился, по словам Багдашкина, хорошо: «Класса до восьмого-девятого Костя был отличником – я даже удивлялся, как он совмещает школу и тренировки. В поведении у Кости не было больших косяков – так, по мелочи, по коридору бегал, и все. Ну, может, проспал пару раз».

Как думает Гвардиола

«Мой пример для подражания – Гвардиола. Я изучаю все матчи его «Манчестер Сити», – признается Хави.

«Сити» играет с ДНК «Барселоны», что меня не удивляет. У Пепа есть ДНК «Барселоны», он передал его «Сити». Сначала его критиковали за этот стиль. Он не отступил, и теперь люди говорят, что «Манчестер Сити» играет в лучший футбол в истории АПЛ. Я знал, что он не предаст принципы. Многие тренеры верят в те же вещи, что и Пеп, но только он доносит эти принципы на самом чистом уровне.

Но даже лучшей команде нужен футболист, который возьмет игру на себя в ситуации, когда требуется нечто особенное. В «Барселоне» у нас был Месси, в «Сити» у Пепа есть де Брюйне. Каждый раз, когда он получает мяч, у меня чувство, что вот-вот случится нечто невероятное».

Как «Ман Сити» это делает? «Сейчас «Сити» – единственная команда мира, которая стремится доминировать в матчах с первой до последней минуты, вне зависимости от счета.

У них получается, потому что на футбольном поле всегда есть свободный игрок. Всегда. Знаете почему? Потому что всегда есть вариант отдать мяч вратарю. В футбол играют 11 на 11, но реально, когда ты владеешь мячом, максимум 10 игроков стремятся его отобрать – не 11. Всегда есть свободный игрок. Все, кто не признают этого, обманывают вас. В последнее время людям кажется, что у них галлюцинации при просмотре «Сити». Они говорят: «Боже мой, как у них получается играть так хорошо?» Они играют так хорошо, потому что Гвардиола проводит дни в поисках пространства в обороне соперника и создания условий своим игрокам».

Хави глубоко продвинулся в погружении в мозг Пепа. Постепенно испанец научился анализировать футбол методом Гвардиолы-Кройффа: «В «Барселоне» на определенном этапе у нас появилось ощущение, что, даже если бы Пеп внезапно ушел в отпуск, команда знала бы, что делать. Единственное, что мы не смогли бы делать сами, – проанализировать соперника. Хотя я и этому постепенно научился. Я рассуждал так. «Вильярреал» – как они строят игру? У них ромб в центре поля, потому что они хотят получать перевес в одного игрока в центре. У них лишь два нападающих, поэтому нужно сказать Алвесу играть в полузащите, потому что с тремя игроками в обороне мы справимся с Баккой и Бакамбу. Зачем нам 4 защитника? Теперь у нас равенство в полузащите. Что дальше? Дальше говорю Месси опускаться в полузащиту – у нас уже преимущество.

Поэтому Хави без труда объясняет изобретение позиции ложных крайних защитников: «В футболе Гвардиолы все взаимосвязано. Гвардиола всегда работает над тем, чтобы найти пространство. Например, если в соперниках «Леванте», который использует вингеров для опеки крайних защитников, то есть смысл использовать крайних защитников в центре полузащиты. Если вингер «Леванте» уйдет в центр за крайним защитником, то у центрального защитника появляется легкий вариант доставки мяча нашему вингеру. При таком движении крайнего защитника есть два сценария: либо вингер соперника оставляет его свободным, команда получает перевес в центре, либо идет за ним в центр и оставляет вариант с пасом на вингера. Принцип пространства-времени. Соперник никак не может контролировать эту ситуацию. Так и достигаются преимущества в конкретных зонах».

Конечно, Хави упомянул и о невероятном внимании Гвардиолы к деталям: «Гвардиола помешан не деталях. Он контролирует все. До него мы не отрабатывали оборону при аутах. Он давал указания даже на такие эпизоды».

Еще один секрет – в отличии от многих тренеров, Гвардиола действительно управляет игрой с бровки, а не кричит, чтобы себя успокоить: «Секрет Гвардиолы в том, что он подстраивает игру под то, чтобы у лучших игроков было пространство и время. Когда он машет руками в технической зоне, практически всегда это напоминание команде о том, где у соперника свободное пространство. Смещением в эту зону можно создать ситуацию 3-в-2 – команда получит преимущество».

Начинал правым защитником: бегал в атаку в духе Марио Фернандеса, закрыл таланта из «Чертанова», работал больше, чем на 100%

Первый тренер в жизни Марадишвили – Роман Христич: в школе ЦСКА они сотрудничали восемь лет.

Роман попал в школу ЦСКА благодаря отцу Михаилу Христичу, который сейчас тренирует там 23-й год. Христич-младший хотел взять именно команду возраста Марадишвили и довести от набора до выпуска – не хватило трех лет: руководство академии (и конкретно куратор ДЮСШ, аргентинец Андрес Леллини) перекинул на год старше. Там Христич не задержался и ушел в «Мастер-Сатурн», где теперь возглавляет училище. Там он, кстати, когда-то работал с другим Константином, Кучаевым – именно с подачи Христича он пять лет назад перешел в ЦСКА.

Как и в Кучаеве, в Марадишвили Роман сразу заметил задатки: «Игроцкий, футбол понимает, быстро осваивает навыки. И даже маленьким всегда работал от и до, больше, чем на сто процентов. Запредельная работоспособность. 

У меня Костя играл правого защитника – а-ля Марио Фернандес. Отлично работал с мячом, техничный парень, не боялся идти вперед, как бывает в раннем возрасте. Скорость позволяла подключаться к атакам, а цепкость – отбирать. 

Этой зимой ЦСКА приглашал на сборы ровесника Марадишвили Кирилла Колесниченко. Когда-то он мог попасть в ЦСКА ко мне, но перешел в «Чертаново» и выходил против Кости. Но тот ставил шлагбаум. Кирилл был очень быстрым для своих лет и физически превосходил Костю – а его фланг все равно не разрывал».

Сейчас Колесниченко – с Вагнером Лавом в «Кайрате».

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий