ПФЛ в футболе: что это значит, как понять?

Крымские клубы

— ФИФА и УЕФА запретили командам ТСК Симферополь, СКЧФ Севастополь и «Жемчужина» Ялта участвовать в чемпионате России. Вы уже решили, как изменится сам турнир: будут аннулированы все результаты крымских команд или в оставшихся матчах им будут засчитаны технические поражения?— Существует практика: если команда провела более 50 процентов матчей турнира и по каким-то причинам снимается, в оставшихся играх ей засчитываются технические поражения. Но это иная, более сложная ситуация – у нас клубы и не дисквалифицируются, и не снимаются сами. При этом у нас есть не только решение Исполкома УЕФА от 4 декабря, которое запрещает крымским клубам принимать участие в соревнованиях под эгидой РФС. У нас есть еще и решение чрезвычайной комиссии УЕФА (это фактически бюро Исполкома УЕФА) от 22 августа о непризнании матчей, проводимых с участием крымских команд. Руководствуясь этими документами, а также решением Исполкома РФС, мы и принимали решение по спортивной части. 5 февраля на бюро Исполкома РФС мы обсуждали этот вопрос и, скорее всего, будем применять принцип аннулирования результатов.

— Вы рассматривали вопрос о переезде крымских клубов на материковую часть России, чтобы таким образом сохранить их в чемпионате?
— Мы – нет. Но это и бессмысленно. УЕФА не запрещает играть в Крыму. УЕФА запрещает крымским клубам и клубу Севастополя участвовать в соревнованиях под эгидой РФС, где бы они ни проводились.

— Полгода назад писали, что вроде бы у этих команд двойная регистрация: и в Крыму, и в одном из других субъектов РФ.
— Это неправда. Такого не было.

Лимит для ПФЛ

— У вас на сайте ПФЛ в турнирных таблицах одна из граф — средняя посещаемость матчей команды. У вас есть ответ на вопрос, для чего существуют клубы, на которые ходит по двести зрителей?
— Есть. Каждый клуб – это живой стадион и живая детская футбольная школа. Каждый год у нас в стране система подготовки футболистов – различные СДЮШОР и т.д. — выпускают порядка 2000 футболистов. У нас в России всего 130 футбольных клубов, включая КФК. Это мало. В Испании, например, их 460, в Германии – больше 300 (это я говорю о клубах организованного футбола, включая профессиональные). Куда в России идти тем самым двум тысячам выпускников футбольных школ? Мы должны им дать хотя бы один шанс закрепиться в футболе на более высоком уровне. Они должны получить возможность хотя бы попробовать себя в профессиональном клубе, а потом, как знать, может быть, дорасти до команды Премьер-лиги или даже до национальной сборной. Сейчас в заявках РФПЛ есть 105 футболистов, которые начинали свой путь в профессиональном футболе со второго дивизиона. А в сборной России сейчас 10 таких футболистов. Наша задача не потерять их уже на первом этапе.

— Для этого при всем вашем осторожном отношении к лимиту вы в ПФЛ вводите нечто подобное: со следующего сезона клубы у вас могут вносить в заявку 25 футболистов, и 6 из них должны быть доморощенными игроками.
— Да, но это не лимит – это другое. Вводя понятие «доморощенный игрок», мы хотим поддержать региональные школы

По требованиям аттестации на детскую футбольную школу клуб должен тратить не менее 3 процентов своих бюджетов. Но это минимальное требование – по факту тратят 7,2 процента. И если у нас большую часть финансирования клубов ПФЛ составляет бюджетное, значит, это государство оплачивает футбольное образование, значит, мы должны сделать так, чтобы эти усилия не пропадали даром. Но это еще не все. Сверх 25 человек в основной заявке можно заявлять еще 10 молодых игроков не старше 19 лет. Они могут быть игроками из школы и не иметь еще с клубом трудового договора. Но клубы могут лучше оценить их возможности, чтобы потом внести их в основную заявку и заключить контракт. А пока они могут проходить адаптацию во взрослом футболе. Мы, кстати, показывали этот проект министру спорта и нашли поддержку и одобрение. Но это еще не все, касаемо заявок.

— Еще реформы?
— После поездок в Испанию и Германию мы предложили внести возможность заключать трудовые договоры с футболистом по совместительству. В Германии это обычное дело. Дело в том, что зарплата футболиста в ПФЛ составляет примерно 35 тысяч рублей. Если брать вместе с премиальными, то в среднем ежемесячный доход игрока составляет 55–60 тысяч рублей. Это не те заработки, которыми можно за время спортивной карьеры обеспечить себя и свою семью на все оставшиеся годы.

В возрасте 25–26 лет футболисты в ПФЛ задумываются, чем они будут заниматься через несколько лет. Но им будет необязательно уходить из клуба и заканчивать карьеру, если они решили, что у них будет теперь другая основная профессия. Для этого мы предлагаем установить возможность заключать договоры по совместительству. В качестве примера – они вполне могут быть и детскими тренерами, совмещая это с игрой во втором дивизионе, не утрачивая статус профессионального футболиста. Это же может касаться и тренерской работы. Нам говорят, что детские тренеры мало зарабатывают. Но вот были мы в Германии в академии «Висбадена», которая лицензирована Немецким футбольным союзом. Задаю вопрос: «Сколько у вас работает человек?» – «В штате – трое: директор, спортивный директор, методист». – «Сколько команд?» – «Десять, у каждой – два тренера. Но работа в академии для этих тренеров не является основной». Они квалифицированы, у каждого лицензии, но у каждого есть и другая работа – он может быть студентом, футболистом, бизнесменом, но здесь, в школе, он получает самый минимум по законодательству – 450 евро. Конечно, тут речь не идет о больших академиях – к примеру, «Реала» и «Баварии» или российских, таких как академии «Зенита», «Спартака», «Локомотива» и ЦСКА. Но для клуба второго дивизиона и региональных футбольных школ это вполне подходящая модель.

Скачайте приложение еженедельника «Футбол»!                                       App Store:                                    Google Play: 

В ПФЛ есть какие-то знаменитости (кроме Сычева)?

Александр Филимонов

Известный российский голкипер третий год доигрывает в «Долгопрудном». После откровенного провала с «Арсеналом» в РФПЛ Александр отправился в ПФЛ, где первые два сезона выходил с завидной регулярностью, но в этом розыгрыше сыграл лишь один матч, где пропустил три мяча.

Антон Бобер

Антон – легенда самарского футбола. За 11 лет он провел 274 матча – абсолютный рекорд в «Крыльях Советов». Затем Бобер попробовал что-то новое, но в конце концов с «Мордовией» не задалось. В итоге полузащитник взял паузу, занялся семьей, но официально карьеру еще не завершал. В этом же сезоне он вернулся в структуру самарского клуба и выступает за «Крылья Советов-2». Здесь он и хочет закончить с футболом.

Ренат Сабитов

Последние лет семь Ренат перескакивал с РФПЛ на ФНЛ. В том году полузащитник играл за «Мордовию», вместе с ней опустился в классе и там же остался.

Никита Баженов

То, чем последние два сезона занимался Никита, сложно назвать игрой в футбол. То травмы, то плохая форма – в общем, перед этим сезоном он мог вовсе пропасть где-то в Казахстане. Но форвард проявил выдержку и взбодрился в «Долгопрудном». Команда играет посредственно, но Никита – один из самых крутых страйкеров ПФЛ прямо сейчас и забил уже 9 голов

Руслан Мухаметшин

Руслан − легенда «Мордовии». Правда, когда команда начала тонуть, он сгонял в командировку в Тулу, а затем в Казахстан. Поняв, что в гостях хорошо, а дома – лучше, вернулся в родную команду и на данный момент ее лучший бомбардир (9 голов). К тому же, преданность Мухаметшина отметили и власти, назначив его официальным послом программы городских волонтеров чемпионата мира-2018.

Какие интересные истории вообще бывают в ПФЛ?

В Кирове бросили спонсировать команду прямо перед началом сезона

За два дня до старта сезона кировское «Динамо» снялось с чемпионата. Это тот самый клуб, который дважды подряд был на последнем месте в зоне «Урал-Поволжье». Это тот самый клуб, который за несколько лет одержал всего три победы. Это тот самый клуб, где попросту нет денег.

«По оценкам экспертов бюджет команды-аутсайдера второго дивизиона должен составлять 30-40 млн рублей, середняка чемпионата − 40-70 млн рублей, а команды, борющейся за чемпионство, − не менее 70-100 млн рублей», − пояснил местный депутат Алексей Кузьмин. Если говорить проще – «Динамо» спонсировал только город, нормальных частных спонсоров у команды не было. Гордуме надоел такой расклад событий, и она закрыла проект. Теперь команды «Урала-Поволжье» в те недели, когда у них стоят матчи с кировским клубом, просто отдыхают.

Футболисты «Смены» сдали матч с «Иртышом»

В середине осени ПФЛ разбудил громкий скандал. «Смена» (Комсомольск-на-Амуре) неожиданно уступила на своем поле омскому «Иртышу». Вроде бы – рядовая ерунда, но коэффициенты этого матча были слишком подозрительными, а действия некоторых игроков на поле – чересчур несуразными.

Футболисты Ибрагим Базаев (слева) и Игорь Балдин контактировали с лицами, делавшими ставки на матч «Смена» − «Иртыш».

В итоге КДК РФС аннулировал результат матча и назначил переигровку. Трех футболистов «Смены», которые сделали ставки на результат этого матча у букмекеров, дисквалифицировали на два года. Клуб уже расторг с ними контракты. «Я никогда бы на них не подумал. Это же лидеры команды. В итоге извинились. Бес попутал… Но уже ничего не вернешь. Виноваты», − прокомментировал гендиректор «Смены».

Брянское «Динамо» может не доиграть до конца чемпионата

Пока это главный претендент на то, чтобы не завершить текущий сезон. Футболистам три месяца не выплачивают зарплату, а они отказываются выступать за команду. Недавно болельщики выяснили, что в клубе даже не могут наскрести деньги на премиальные в 15 тысяч рублей.

В итоге брянские фанаты подняли шум в интернете, на который, похоже, всем наплевать. Команду бросили, хотя бизнесмен Борис Пайкин, осенью ставший местным депутатом, обещал финансово помочь команде. Но, видимо, не вышло.

Разговор на футбольные темы

— Выход?
— Чемпионами мира последних лет были итальянцы, испанцы, немцы. Федерации и клубы нашли там совместное решение вопросов и выработали механизмы, позволяющие добиваться результата. Испанцы, например, идут через массовость и делают упор на подготовку в академиях клубов-грандов, таких как «Барселона». В Германии много внимания уделяют поиску юных талантов и их сопровождению. Немецкий футбольный союз из своих собственных средств тратит на развитие юных футболистов 10 млн евро в год. Это притом что есть еще 54 футбольных центра, аккредитованных федерацией, которые тоже получают от 50 до 200 тысяч евро. А есть еще 366 опорных центров – для совершенствования технико-тактических навыков игроков юного возраста. Там работают 1100 тренеров. Туда два раза в неделю съезжаются для дополнительных тренировок заранее выявленные талантливые юные игроки. Эту систему они выстраивали давно и сейчас получают результат. А если вспоминать о лимите, то хорошо, что в России начали говорить о футболе, что ситуация обсуждается так широко и идет дискуссия. Что тот же Валерий Газзаев призывает к разговору на футбольные темы.

— И о чем вам дискутировать с Валерием Газзаевым, если в предлагаемой им системе футбола вас – Профессиональной футбольной лиги – нет? Премьер-лига – есть. Первый дивизион, разбитый на несколько зон, – есть. А дальше – все, никакого второго дивизиона, только любительский футбол.
— А что такое любительский футбол?

— Я попробую без юридических терминов. Любительский футбол — это когда мы с вами играем в футбол для собственного удовольствия и, чтобы нам было интереснее, чтобы рисовать какие-то турнирные таблицы и получать дополнительные стимулы, организовываем какое-то соревнование. Но при этом зарабатываем мы чем-то другим и у нас нет никаких обязательств – ни перед футбольными школами, ни перед болельщиками.
— Вот для этого и нужна дискуссия. Но дискуссия – это необязательно оппонирование или конфликт. Валерий Георгиевич – футбольный человек. Он был и тренером клуба, и тренером сборной, и руководителем. В его концепции есть очень много интересных предложений. Но разговор нужен. Хотя бы для того, чтобы понять, куда будут деваться те клубы, что покинут первый дивизион. Их футболисты сразу превратятся в любителей и должны будут искать новую работу? А как будет пополняться первый дивизион? Любители станут профессионалами и сразу же у них появится футбольная школа? Так что разговор на футбольные темы необходим.

Кирилл Бирюков, 27 лет, провел восемь сезонов в ПФЛ и один в ФНЛ. В AFL играет за «Вест Хэм»

Мой последний сезон в профессиональном футболе прошел в ФНЛ, играл за «СКА-Хабаровск». Провел только три матча: здесь 40% моей вины и 60% – не моей. Все как обычно в нашем футболе: начались подковерные игры, пришел тренер со своим багажом людей и так далее.

Ну и самому надо было быть более злым, когда туда поехал, а я немножечко подсел. Не получилось зарекомендовать себя и играть в тот футбол, который могу. Не знаю почему, просто не справился на психологическом уровне. Был средним игроком, а если ты пришел из второй лиги в первую, то надо быть лучше и выделяться. Выделиться получиться только на просмотре, а дальше уже нет.

С тех пор прошло почти два года, были предложения только из второй лиги (или Белоруссии и Армении). Во вторую лигу не хочется – ты отдаешь туда все здоровье и всю жизнь, а взамен получаешь копейки. Причем получаешь их с задержкой или вообще не получаешь, а потом еще и банкам должен. Приятно, что ли, наблюдать эту историю, когда люди на дошираках живут и жалобы пишут?

Я лучше съезжу на чемпионат мира среди любителей и выиграю его.

Любительский футбол сейчас как любительский бокс – по факту он нифига не любительский. Посмотрите заявки, какие люди в России играют в любительских лигах, какие там спонсоры. Там легко можно заработать больше, чем в условной «Коломне» во второй лиге. И сможешь заниматься чем-то еще, а не посвящать одному футболу всю жизнь.

Я еще до Хабаровска играл в AFL, когда был во второй лиге. Это скорее не разрешается, чем разрешается, но большинство игроков ПФЛ зоны «Запад» тайно играют в московских любительских лигах и там дополнительно зарабатывают. Сколько я сейчас зарабатываю, играя в любительский футбол? Ожидал от Sports.ru таких вопросов. Смотри: когда идет сезон, когда нет коронавируса, например, в понедельник играю 5х5, в среду – 11х11, в четверг-пятницу – 8х8, в выходные – тоже 8х8. Иногда и по 5 игр в неделю бывает. В целом можно зарабатывать от 20 до 90 тысяч в месяц только любительским футболом. Я еще устроился к друзьям в строительную фирму, в свободном графике у них работаю. А в ПФЛ средняя зарплата около 40 тысяч + по 15 тысяч премии, но это только когда сезон идет.

Хотя дело не только во второй лиге: важно, какой курс у команды, важно, какой тренер. Полно безруких тренеров, которые никогда ничего не меняют, у них модель работы устаревшая, но они ей следуют

К таким не хочу – а вот если какой-то идейный тренер, интересный, то можно попробовать и во второй. Так что с идеей еще поиграть профессионально не расстался. Если в любительских играть на хорошем уровне и не отбывать номер, то ничего не растеряю и смогу при случае вернуться.

На самом деле футбол 8х8 мне нравится сильнее. Больше атак, больше моментов, больше ударов, а в 11х11 зрелища меньше, потому что нужно больше расстояния преодолевать. Для зрителя 8х8 намного зрелищнее, если этому футболу придать медийности и начать показывать по телевизору, то людям очень понравится. В Европе, например, любительский футбол очень популярен, они формат 6х6 пытаются развить до Олимпийских игр.

AFL – прогрессивная лига. Люди другой волны, сайт отличный, есть фото, видео и так далее. Думаю, заработать у них пока на втором плане, а на первом – развить. Если продолжат такими темпами, то скоро многие футболисты из других любительских лиг туда могут перейти.

Красивые голы в ПФЛ бывают? Покажите что-нибудь

Пожалуйста. Вот Антон Зиньковский из «Чертаново» вколачивает красивый гол в ворота дубля питерского «Динамо».

Или вот − Ахмад Магомедов из «Легиона-Динамо» забивает «Чайке».

А тут Евгений Яцкий («Сызрань-2003») не церемонится с защитниками «Анжи-Юниор».

Здесь Кирилл Холодов из «Нефтехимика» вновь уничтожает оборону «Анжи-Юниор».

Окей, и напоследок Константин Кертанов блестяще перебрасывает мяч в сетку ворот «Химок».

Любите русский футбол. Даже на таких его уровнях.

Иркутск: долги, футболисты-таксисты и мойщики

Первая точка путешествия – Иркутск. В местном «Зенит-Радиане» игроки уже полгода не получают зарплату. Команда идет на последнем месте в ПФЛ.

В аэропорту Иркутска Савина встретил вратарь «Зенита» Илья Кунгуров. Он подтверждает – ему не платили уже очень давно:

«Переподписал контракт и с того момента ни разу не получил зарплату. У нас самая маленькая зарплата на Востоке – 25-30 тысяч рублей, – рассказывает капитан команды. – У меня кредит на машину. С одним футболистом у нас открыта школа детская, плюс я еще работаю в областной федерации мини-футбола. В минике у нас играют порядка 80 команд, а в большом ничего что-то не получается. Команд очень мало».

Задержки в пару месяцев были и раньше, но такой серьезной не было ни разу. Сейчас в области сменилась власть, но денег все еще нет. Илья говорит, что денег команде надо много: одни перелеты съедают огромную часть бюджета – лететь надо даже на Сахалин.

Молодые футболисты тоже подрабатывают. Кунгуров объяснил, что игроки не могут никуда устроиться из-за полной занятости в профессиональном клубе, поэтому приходится искать лазейки. Кто-то ездит на соревнования по мини-футболу и так зарабатывает на призовых и премиальных.

«Я с 10 до 12 ночи работал на мойке, – говорит защитник «Зенита» Алексей Найденов. – Я один на мойке работал, помыл 16 машин и получил 1600 рублей. Все время боялся, что кто-то меня увидит из тренеров, стыдно было бы».

Сразу с самолета Жека поехал на тренировку – в -21 градус. Главный тренер пришел на тренировку в унтах. Играют в обычной клетке на снегу. Главный стадион на зиму заливают в каток. Когда слишком холодно, занятие проходят в зале: его делят с секцией художественной гимнастики.

Почему клуб все еще не умер, а ребята еще играют? У тренера команды есть ответ:

«У нас все местные воспитанники, – говорит Олег Яковлев. – Всех знаю, видел, как росли. Получается, мы родные люди. У нас практически семья в клубе. Они любят футбол. Еще одна мотивация: у нас каждый год после сезона один человек сразу в Первую лигу уходит. В прошлом – два человека. В этом стимул: заиграть, зацепиться, уехать».

Проблемы в клубе серьезные: тренер жалуется, что нет восстановительных процедур и даже питания после тренировок. На это денег нет – все зависит от местной власти. По словам Олега Яковлева, сейчас все боятся, что какая-то из шести команд Востока снимется – и все, расформируют всю зону.

«В идеале разделить на Восток и Сибирь. У них там будет 10 команд, у нас 10-12 команд. Условно: Сибирь – от Читы до Омска, Восток – Амурская область и все Приморье. Если разводить, было бы идеально. Но пока такой план не осуществим – команды просто не горят желанием заходить во Вторую лигу», – считает Яковлев.

После тренировки Савин побомбил вместе с нападающим Сергеем Михайловым – он подрабатывает таксистом в свободное от футбола время. Говорит, что из его вместе с Димой Чистяковым (он играет за «Ростов» и вызывается в сборную) хотели забрать в «Хетафе», но не срослось. Теперь играет в зоне Восток.

Конечно же, Красава сходил и к гендиректору «Зенита» Сергею Говорухину, который рассказал о ситуации в клубе и дальневосточном футболе.

«Каждое тренировочное занятие, к сожалению, начинается с вопроса про деньги. По всем направлениям долги у клуба сейчас составляют 21 миллион рублей – это не только зарплатная ведомость, но и перелеты, гостиницы, питание, обслуживание, охрана.

Последняя оплата по зарплатной ведомости была в июле. У нас оставалось порядка 12 миллионов рублей. Мы решили, что если прекращать участие в этом – зона развалится. Тогда поговорили с игроками, объяснили. Нам пообещали, что выплаты будут. Первоочередные платежи – на осуществление спортивной деятельности».

Главная проблема – отсутствие спонсоров. Учредитель клуба – минспорта, но деньги они получают от спонсоров. Область не выплачивает федеральные деньги, ни копейки. А вообще в регионе становится меньше предприятий, которые готовы что-то финансировать.

«Такой трафик – неподъемный для клубов, которые находятся на внебюджетных источниках. Надо уменьшать ареал, экономить на этом. Бюджет у клуба – 52 миллиона рублей, но нам выплатили всего 37 миллионов.

Сама по себе зарплатная ведомость – в районе 16 млн рублей. На логистику мы тратим примерно 8 миллионов в год. Если произойдет укрупнение зоны, то нам потребуется еще 25 миллионов на логистику. В наших условиях это крест на всем футболе Восточной Сибири».

Зарплату футболистам планируют выплатить до 10 февраля, но Говорухин признается – в клубе уже привыкли реагировать на такие обещания с пессимизмом.

От программы по подъему футбола в регионах, которую запустил Сергей Фурсенко, в Иркутск не поступило ни копейки. 

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий